Rambler знакомства dinau simacov

ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПТОЛОГИЯ: - PDF Free Download

Также присутствуют счётчики посещаемости Rambler и Liveinternet, собирающие аналогичную информацию. Продолжая использовать. patito feo argentina capitulos primera temporada online dating online dating rituals of the rambler международные бесплатные знакомства знакомства сергей симаков 20 лет москва секс интим ams carbon 14 dating dinosaur. неизвестен - эротика и секс. знакомство с фаллосомcover your tracks v юрий нестеренко. сенсация!dragoon: the prussian war machineпсихотехника.

Исходный пример истины факта: Такая правда уязвимее всех истин разума, вместе взятых. По его мнению, нет смысла жить в мире, из которого полностью исчезла справедливость. Опасность была бы больше, если бы дело касалось научных открытий: А самыми уязвимыми истинами были бы те разнообразные и уникальные цепи мыслей типа платоновского учения об идеяхстроя которые люди с незапамятных времён пытались разумно размышлять о том, что недоступно человеческому познанию.

Уроки Ханны Арендт… 13 ского пространства, истина факта интересует Арендт в первую очередь. Если суверен атакует истины разума, он преступает границы своего суверенитета. Но когда он подделывает и перевирает истины факта, он сражается на своей территории.

Поэтому у истины факта мало шансов пережить натиск со стороны власти; всегда сохраняется опасность, что её навсегда удалят из мира. Факты и события возникают в меняющейся области человеческих дел, тогда как структура ума остаётся постоянной. Стоит их утратить, и никакие усилия разума не помогут их вернуть. Крайне мало шансов на то, что какой-нибудь важный факт, который забыли или переврали, откроют заново.

Проблема первостепенной важности В политике значимы истины фактов. Но конфликт между истиной и политикой впервые обнаружился в связи с истиной разума. Ложное утверждение есть либо заблуждение и неведение в наукелибо иллюзия и мнение в философии. Намеренный обман и прямая ложь играют роль только в сфере высказываний о фактах. Однако никто из участников длительной дискуссии об антагонизме истины и политики от Платона до Гоббса не думал, что организованная ложь, какой мы знаем её сегодня, может стать эффективным оружием в борьбе с истиной В связи с этим Арендт ставит вопросы: Ложь стала считаться серьёзным преступлением только по мере появления пуританской морали и организованной науки прогресс которой базировался на твёрдой почве абсолютной правдивости и надёжности каждого учёного.

Конфликт между истиной и политикой возник из противоположности образов жизни философа и гражданина. Человеческие дела и мнения меняются постоянно. Философ обретает истину о вечных идеях ради извлечения из них принципов для упорядочивания человеческих дел.

В отличие от истины, мнение иллюзия является неотъемлемым условием всякой власти. В области человеческих дел любое притязание на абсолютную истину, не нуждающуюся в том, чтобы её поддержало мнение, рубит всякую политику и правление под самый корень. В нынешнем мире почти не осталось следов этого исходного конфликта Арендт под10 Рассказчик истины у Платона рискует жизнью, а у Гоббса превращается в автора, которому грозят сожжением его книг.

В эпоху Просвещения эти следы почти исчезли, а там, где древний антагонизм сохранился, акценты сместились. Начиная с XVIII века осознание хрупкости человеческого разума повсеместно укрепляется, не вызывая ни жалоб, ни скорбного плача. Переход от истины разума к мнению подразумевает переход от человека в единственном числе к людям во множественном. Сегодня древнее противостояние между истиной философа и мнениями рыночной площади исчезли.

Разделение церкви и государства превратило истину откровения в частное. Истина философа уже не притязает на власть. Современные идеологии не являются философиями, поскольку их приверженцы объявляют идеологии политическим оружием и считают вопрос об истине и истинности неуместным. Может показаться, что правомерно сделать вывод: Арендт отвергает этот вывод. В нынешнюю эпоху терпят много различных философских и религиозных мнений. Но столкновение политики и истины факта расширилось и обострилось.

Истину факта, если ей случается встать на пути у выгоды или удовольствия определённой группы, воспринимают сегодня враждебнее, чем когда-либо.

Связь с прошлым сохраняется: Но Арендт интересуют известные факты, которые исключаются из сферы публичного обсуждения. Их констатация влечёт те же опасности, какие в прежние времена влёк атеизм и прочие ереси.

Этот феномен расцвёл в странах, управляемых тиранически и идеологически. Но и в свободных странах неудобные истины факта превращают в мнения.

Речь идёт о следующих истинах факта: Эти рассуждения сыграли куда более важную роль в довольно успешной в итоге борьбе за свободу мысли, слова и печати, чем представления об индивидуальном праве на самовыражение.

Из этого он делал вывод: Но Спиноза нигде не требует свободы слова. Довод о том, что человеческому разуму необходимо общение с другими, а значит публичность, у него отсутствует.

Он даже относит человеческую потребность в общении, неспособность скрывать свои мысли и молчать к обычным недостаткам, которых философ лишен. Уроки Ханны Арендт… 15 Ватикана во время Второй мировой войны. Подобные истины факта относятся к политике, но речь здесь не идёт о напряжении между философским и гражданским образами жизни. На карту ставится общая реальность в её фактичности, — такова политическая проблема первостепенной важности. Истина факта менее дискуссионна, чем философская истина, и доступна каждому.

Михаил Марков | Поиск информации

Однако на рыночной площади её ждёт та же судьба: Поэтому Ханна Арендт заново проблематизирует старую противоположность истины и мнения. Тенденция превращать факт во мнение мешает рассказчику истины не меньше, чем трудность, изложенная в аллегории пещеры Но ещё хуже тому, кто сообщает об истине факта. Он не путешествовал по ту сторону человеческих дел и не может тешиться мыслью, что стал в этом мире чужаком.

Равным образом у нас нет права утешать себя представлением, будто его истина происходит не из этого мира. Если его простые утверждения о фактах, — истинах, увиденных и засвидетельствованных телесными глазами, а не мысленным взором, — не принимаются, то возникает подозрение, что такова сама природа политики — отрицать или извращать истину любого рода.

Когда философская истина вступает на рыночную площадь, она меняет свою природу и становится мнением, поскольку происходит переход не от одного типа рассуждения к другому, но от одного способа существования к другому.

Наоборот, истина факта касается событий и обстоятельств, в которые вовлечено много людей; она устанавливается свидетелями и зависит от их свидетельств; она существует лишь в той степени, в какой о ней говорят, даже если возникла в частной области; она политическая по природе. Факты и мнения принадлежат к одной и той же сфере. Факты дают пищу для мнений, а мнения, вдохновляемые различными интересами и страстями, могут сильно расходиться и все-таки оставаться правомерными в той мере, в какой они уважают истину факта.

Свобода мнения — фарс, если информация о фактах не предоставлена, а сами факты остаются предметом спора. Истина факта даёт пишу для политической мысли точно так же, как истина разума — для философской спекуляции. Но существуют ли вообще факты, независимые от мнений и интерпретаций?

Поколения историков и философов истории доказали, что невозможно установить факты, не прибегая к интерпретации, поскольку их надо сначала выделить из хаоса событий а принципы выбора не являются фактическими даннымиа потом встроить в некую историю, которую можно рассказать только исходя из определённой перспективы, не имеющей отношения к произошедшему. Но они не означают, что фактов не существует, и не могут оправдывать стирание границ между фактом, мнением и интерпретацией или служить отговоркой для историка, манипулирующего фактами по своему произволу.

  • ПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПТОЛОГИЯ:
  • Михаил Марков

Даже если мы признаем за каждым поколением право писать свою собственную историю, мы этим признаем лишь то, что у него есть право перегруппировывать факты в соответствии со своей собственной перспективой; мы не признаем права прикасаться к самому фактическому материалу. Для иллюстрации этой мысли Арендт рассказывает, а затем комментирует один факт Она подчёркивает, что её интересуют именно такие грубые факты, которые принимаются как данность даже крайними приверженцами историцизма.

Согласно этой аллегории, когда философ, вернувшись из своего уединённого путешествия к небу вечных идей, пытается сообщить свою истину множеству, это ведёт к тому, что она теряется и разнообразии взглядов которые для него — иллюзии и низводится до неопределённого уровня мнения. Речь зашла о вине за начало Первой мировой войны. Конечно, недостаточно одной лишь прихоти историков для того, чтобы устранить из сводок факт: Но в корне неверно думать, будто такая монополия невообразима, и нетрудно представить, какова была бы судьба истины факта, если бы её в конечном счёте решали властные интересы — государственные или общественные.

А это возвращает нас к подозрению: Почему же приверженность даже фактической истине воспринимается как антиполитическое настроение? Первый комментарий В трудах Ханны Арендт содержится система критериев для описания и оценки социальных и политических процессов ХХI века.

Главная правда ХХ века — технический прогресс в создании средств насилия сделал преступную войну неизбежной. Военные преступления ознаменовали политику продолжения систематических убийств в мирное время. Двусмысленность Нюрнбергского процесса до сих пор не преодолена. Понятие агрессии как тягчайшего международного преступления забыто. Для оценки современных событий в отношениях России с сопредельными странами надо учитывать множество внеконстекстуальных объектов анализа, истин и аргументов.

Прежде всего необходимо описание противоположности между политическим и юридическим подходом к устройству судебных процессов и выявление конкретных мер индивидуального, группового, социального, национального и институционального коллаборационизма во множестве постсоветских государств.

Мера законопослушности граждан зависит от степени их противодействия любой персонификации законов и власти. По отношению к любой системе власти надо ставить неудобные вопросы для выявления конкретной противоположности между истиной и политикой в условиях данного места и времени.

Кастрюля 5,6 л BERGNER BG 6508

Выживание мира не следует предпочитать справедливости. Государство не обязано признавать собственное самосохранение высшим законом, которому должна служить политика. Выживание мира и государства невозможно без истины. В конкретно-исторических обстоятельствах данного государства надо выявлять меру конфликта между истиной и политикой, а также объяснить причины любви людей ко лжи и обману.

При этом можно исходить из различия между истинами разума и истинами факта и выявлять меру вреда, который нанесла истине конкретная система политической власти. Участие государства в написании истории всегда связано с деформацией реального исторического процесса.

У истины факта до сих пор было мало шансов пережить натиск со стороны власти. В политике значимы истины фактов. В ХХ веке сложилась система организованной лжи как оружия в борьбе с истиной. Большинство религий не включают ложь в перечень смертных грехов. Поэтому религии за исключением зороастризма не помогают установить истину. Этому способствуют только пуританская мораль и организованная наука. В человеческих делах любое притязание на абсолютную истину наносит вред политике и правлению.

Ложно представление о том, что истина не может быть ни усвоена, ни сообщена большинству людей. Уроки Ханны Арендт… 17 В нынешнюю эпоху расширился и обострился конфликт между политикой и истинами факта. Истину факта, если она стоит на пути у выгоды, удовольствия и власти, воспринимают сегодня враждебнее, чем в прошлом. Этот феномен расцвёл в тиранических и идеологических странах, а в свободных странах неудобные истины факта превратили в мнения.

Поэтому в каждой конкретной стране надо заново проблематизировать противоположность истины и мнения. Природа политики — отрицание или извращение любых истин. Свобода мнения — фарс, если не даётся адекватная информация о фактах, а сами факты остаются предметом спора. Право каждого поколения писать собственную историю не даёт права прикасаться к фактическому материалу.

Кастрюля 5,6 л BERGNER

Государственные и общественные интересы противостоят истине. Политика в силу своей природы противоборствует всем формам истины. Идеи Ханны Арендт требуют всестороннего обдумывания и применения ко всем сферам внешней и внутренней политики всех обществ и государств. Особенно они применимы к описанию политической истории России на основе опыта людей, переживших эту историю и сохранивших ясность ума, несмотря ни на какие обстоятельства.

Люди в тёмные времена. Московская школа политических исследований. Между прошлым и будущим. Восемь упражнений в политической мысли. История и реальность того, что иррационально. Проблема когнитивного сопротивления — Политическая концептология: Персоналистский режим в России: Волкова Национальный исследовательский университет — Высшая школа экономики Санкт-Петербург Аннотация: В данной работе проведён анализ режимов властоментальности в современных практиках учёта и отчётности.

Цель работы — показать взаимовлияние, которое оказывают друг на друга развитие учётных практик и формирование властоментальности, а также их связь с доверием в обществе. Учёт рассматривается как совокупность институциональных практик, а властоментальность — как особый строй мышления, способ существования отношений руководства и подчинения акторов в социальных пространствах.

Предложен сценарий исследования различных измерений учётных практик. Показано, что техническое измерение раскрывает возможности применения учётных технологий для управления пространством и временем, содержательное — даёт средства тотального контроля, а визуальное — открытости и прозрачности в обществе.

Профессиональное измерение учёта демонстрирует смену ценностей в собственно учётных профессиях и проникновение учётных технологий в другие профессиональные практики. Показано, что всеобщее распространение техник квантификации, ранжирования, оценивания и аудита может рассматриваться как проявление новой парадигмы доверия ритуалам в современных режимах властоментальности. В числе других направлений, заметный интерес для них представляет тематика отношений учёта и власти [см.

Miller, Rose ; Quattrone ; Leardini, Rossi ]. Мы покажем взаимовлияние, которое оказывали и оказывают друг на друга развитие учётных практик и формирование властоментальности в обществе, а также связь властоментальности и доверия. В работе будет использован статический подход к исследованию практик, что подразумевает их описание посредством четырёх взаимосвязанных, но сравнительно независимых измерений [Dean Фуко [Foucault, ; Фуко ], акторно-сетевая теория Б.

Латура [Latour ; Латур ] и теория агентских отношений [см. Основными категориями, принятыми в данной работе, будут служить учёт и властоментальность. Для целей нашей работы мы рассматриваем учёт как совокупность институциональных практик, включающую систему технических правил и стандартов, учебную и академическую дисциплину, а также собственно профессиональную деятельность в её традиционном понимании как практики регистрации и контроля показателей хозяйственной деятельности, формирования и представления во внешнюю среду всех видов отчётности [Волкова, б].

Властоментальность мы будем понимать как способ существования акторов в социальных пространствах, что подразумевает формирование и использование в них институтов, методов и практик, позволяющих воздействовать на других акторов, побуждая их к определённому типу действий или реакций. Режимы властоментальности — это способы её функционирования, то есть совокупности практик, средств и методов, посредством которых регулируются отношения руководства и подчинения между акторами в социальных пространствах.

Исследования динамики режимов властоментальности подразумевают анализ 1 действий всех акторов по осуществлению власти, 2 результатов таких действий и 3 состояний, в которых находятся все участники в процессе своих связанных с властью отношений.

Содержание трех этих измерений должно заключаться в идентификации различных стилей воздействия, условий их формирования, принципов и знаний, которые они используют и генерируют сами, практик, из которых они состоят, как эти практики осуществляются и соотносятся с другими способами управления. В научной литературе можно найти ряд исследований режимов властоментальности в учётных практиках аудита [Power… ; Audit… ], оценивания в образовании [Hoskin, Macve ] и в больницах [Foucault ], при управлении социальными процессами [см.

Dean], процессами европейской интеграции [Walters, Haahr ] и международной организацией [Системы… ] и. Теперь перейдём к статическому анализу проявлений властоментальности в практиках учёта и отчётности. Власть над пространством и временем: Технический портрет практик составляют их особенности: Процедуры сбора, документирования и обработки информации в системах учёта и отчётности могут быть изощрёнными или простыми, системы контроля за циркулирующими в системе данными — жёсткими или, наоборот, акторам предоставлена свобода в исполнении целевых установок.

Учётные практики предоставляют гигантские возможности для осуществления отношений власти в системах управления организациями и сетями, особенно характерно это для всех форм капитализма.

Учёт — инструмент экономической власти. Позднее, в период промышленного капитализма, учётные техники дали возможность оценивать показатели возврата на капитал [Маркс ]. Учёт, и особенно двойная запись, давая инструменты для принятия решений по распределению капитала и контролю эффективности управления им, представляли собой сам дух капитализма [Yamey Доверие к числам стало результатом доверия к стандартизированным техникам и процедурам, внутренне согласованным, повторяемым, основанным на объективных оценках уже произошедшего, прозрачным для всех посвящённых.

В более позднее время техники учёта хозяйственных операций, позволявшие отделить собственность фирмы от собственности её владельцев и отследить историю компании, тем самым способствовали упрочению власти капитала [Бирдцелл Учёт — инструмент власти на расстоянии.

Учётные технологии фактически давали власть над пространством и временем 3. Власть эта, долгое время остававшаяся экономической по своей природе, привела к формированию определённой ментальности — к представлению о том, что все подлежит измерению, сопоставлению, ранжированию; всем в этом мире можно и следует!

Ещё со времён коммерческой революции учёт способствовал осуществлению сделок и торговых операций, отдельные части которых были разнесены по времени и осуществлялись в географических точках, находящихся на значительных расстояниях друг от друга.

В Средние века североитальянские банкирские дома Медичи, Барди, Перуцци контролировали свои покрывающие всю Европу финансовые сети посредством единой системы двойной записи, 2 Коммерческая революция — период — гг. Вообще, интерес к пространству и времени как социальным феноменам, зародившийся в социологии [см. Giddens ], в последние годы развивается в основном в русле экономической географии [Handbook… ].

Властоментальность и учётные практики 21 позднее, в ходе развития промышленного капитализма, учётная информация стала использоваться для принятия крупномасштабных и долгосрочных инвестиционных решений 4. Упорядочивая сети акторов, учётные технологии таким образом делают возможным управление на расстоянии5 — воздействие из центра правительственного органа или штабквартиры компании на действия других, пространственно и организационно удалённых акторов.

Счётно-учётные практики, такие как бюджетирование, аудит, стандартизация и управление целевыми показателями, жизненно важны для управления на расстоянии; являясь способом существования акторов в социальных пространствах, они олицетворяют собой властоментальность.

Таким образом, технологии учёта, узкопрофессиональные в своей основе, привели к формированию властоментальности, универсальной для современного общества. Вообще говоря, можно идентифицировать разные режимы властоментальности посредством тех способов, которыми организации их визуализируют. Универсальным средством визуализации отношений власти служат характерные для практик учёта и отчётности разнообразные таблицы, бюджеты, графики, отчёты, касающиеся связей между объектами и субъектами управления.

Они позволяют представить принципалам результаты деятельности акторов-агентов, иерархию отношений в системах, особенности характерных процессов. На другом, более специфическом уровне, особая властоментальность акторов — создателей документальных средств визуализации — даёт возможность увидеть и некоторые неявные аспекты их деятельности.

В системах учёта и отчётности, на примере резервов и списаний, также можно проследить отношение к риску всех акторов, как принимающих управленческие решения внутри организаций, так и действующих на рынках. Для визуализации учётной информации направленной во внешнюю среду, можно найти массу примеров — это и годовые отчёты компаний 6, и отчёты о результатах деятельности бюджетных учреждений7 и органов государственной власти и управления8. Публичные отчеты акторов служат самыми яркими примерами визуализации практик властоментальности, из 4 В связи с этим следует отметить, что в отличие от качеств, измеряемых в относительно объективных показателях пространства и времени, финансовая картина формируется денежным измерителем, который сам по себе относителен; особенно очевидно это в периоды резких колебаний курсов валют, когда отчетность, состав ленная в одной валюте, может представлять совсем иную картину финансового состояния, нежели отчетность того же субъекта за тот же период, составленная в другой валюте.

Роузом [Miller, Rose ], основана на концепции действия на расстоянии и акторно-сетевой теории Латура [см. Следует отметить, что открытость и прозрачность в практиках учёта и управления в целом рассматриваются обществом как позитивные, способствующие повышению доверия к власти, к принципалам всех уровней, что в конечном итоге должно вести к повышению управляемости в обществе.

Однако, это не всегда так: Прозрачность уменьшает впечатление компетентности власти, выставляя на обозрение всю нерациональность процесса принятия… решений. В анализе этого измерения больше, чем во всех остальных, применяются методы и концепции социальных и гуманитарных наук и психологии. Традиционным дискурсом для учётной практики был финансовый, связанный с капиталом и деньгами, однако в последние полвека по мере проникновения учётных практик в другие области человеческой деятельности, все чаще стали проявлять контрольный, управленческий и информационный дискурсы.

Властоментальность стала определять характер и масштабы учётных практик, которые с развитием капитализма и свойственных ему форм управления стали проникать во все сферы человеческой активности.

Аудит, который ещё сто лет назад был весьма специфической профессиональной деятельностью по верификации достоверности финансовой отчётности, проник во все области экономической активности и во множество социальных практик9.

Пауэр [Power ] объясняет этот факт требованиями большей подотчётности и контроля со стороны политической власти, однако, нам кажется, что этот запрос вторичен и отвечает уже сложившимся и все более усложняющимся социальным практикам. Эта новая властоментальность, в свою очередь, ещё больше меняет учётные практики и субъектность акторов. Учёт и аудит во 8 http: С одной стороны они служат снижению рисков в социуме, но одновременно вносят разупорядоченность и непредвиден ные последствия в деятельность субъектов.

Властоментальность и учётные практики 23 второй половине XX века превратились из профессиональных технологий во всеобъемлющие социальные практики, дающие акторам власть воздействовать на других участников. Зародившиеся как технологии обеспечения честности и доверия, учёт и аудит в настоящее время приобретают черты имитационных технологий, не просто вуалирующих, а разрушающих реальную результативность деятельности, превращающих управление социально-экономическими системами в процесс поддержания видимости и укрывания малейших недостатков.

В последние три десятилетия, вместе со сменой характера профессиональных практик наметился серьёзный перелом в профессиональной ментальности. В течение нескольких последних десятилетий очень многие виды человеческой деятельности и практик стремительно квантифицируются.

Их рутины о процедуры требуют все большего применения количественных методов обработки и представления информации, а ценности смещаются от профессиональной состоятельности к способности отчитаться по требуемым показателям.

Особенно отчётливо заметно это в медицине, здравоохранении, государственном управлении, разного рода доверительных услугах, таких как составление финансовой отчётности и верификация её достоверности. Властоментальность и доверие В процессе описания режимов властоментальности в практиках учёта и отчётности нами были найдены точки соприкосновения между концептами властоментальности и доверия: Какое измерение более важно — вопрос спорный, и, вероятно, для разных практик в разные периоды времени ответы будут разными.

Ринальди показали на примере цепей поставок в торговле, что доверие во властоментальности определяется в основном через анализ содержания и идентичности и может рассматриваться в качестве среды, в которой властоментальность проявляется.

Более сложные связи между режимами властоментальности и доверием отмечаются в современных системах образования и науки. Повсеместное внедрение идеи тотального контроля посредством квантификации и учётных технологий свидетельствуют о том, что властоментальность стала неотъемлемой чертой академической среды.

Райт отмечают эти особенности как характерные для британской системы образования [Shore, Wright Все мы оказываемся вовлечёнными в ритуалы верификации соответствия и в учётные практики формирования и представления во внешнюю среду информации о себе и институциях, с которыми мы связаны. Природа отношений, институтов и ритуалов доверия характерны для каждой профессиональной среды, и в среде специалистов в области учёта эти институты являются едва ли не самыми сильными, а профессии, связанные с учётом, — едва ли не самыми консервативными.

Вместе с тем, современная властоментальность меняет базовые основы доверия и профессиональные ценности всех акторов, вовлечённых в учётную деятельность. Это можно заметить и в практиках собственно учётных в бюджетировании, формировании финансовой отчётности, в финансовом аудитеи во всех других профессиональных практиках, куда техники квантификации, ранжирования, оценивания, аудита проникают уже в качестве составной части профессий.

Распространение учётных технологий в другие профессии привело к снижению, или, по крайней мере, к переориентации, доверия не только в этих новых практиках, но и в самом учёте. Обобщая, можно отметить, что институты доверия, да и сама концепция доверия в социуме за последние полвека претерпела сильные изменения, трансформировавшись из сферы человеческих отношений во власть ритуалов, меняя способы существования акторов в социальных пространствах, то есть характер властоментальности.

Рассмотренные нами в работе проявления властоментальности в учётных практиках представляют собой лишь статическую интерпретацию, безотносительно времени, причин или особенностей развития такого положения дел. Эта работа, безусловно, требует продолжения; в перспективе нам видится несколько направлений. Во-первых, анализ динамики истории, эволюции или генеалогии проявлений властоментальности в учётных практиках. В этом направлении наиболее проработанными можно считать бухгалтерские практики: Однако, несмотря на детальные в некоторых случаях описания действий и событий, властным аспектам в исследованиях не всегда уделяется внимание.

Кроме того, множество белых пятен остаётся в изучении эволюции не-бухгалтерских учётных практик, таких как квантификация, наукометрия и др. Во-вторых, интерес представляют различные проявления властоментальности при взаимодействия учёта с другими социальными практи- Властоментальность и учётные практики 25 ками, прежде всего практиками государственного управления. В последние десятилетия вопрос приобрел особую актуальность, поскольку в большинстве развитых стран предпринимались попытки реформ публичной сферы, всегда связанные с внедрением учётных практик.

Смена учётной парадигмы, вероятно, потребует и другой философской основы Во всех случаях особый интерес представляет отечественная специфика взаимоотношений учёта и власти, в том числе языковая. Научных работ о проявлениях властоментальности в российских учётных практиках настолько мало, что это даёт широкие возможности для исследователей из всех социальных наук. Концептуальное пространство учёта в российской и зарубежной научной традиции.

Собрание сочинений в 3 томах. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. Как Запад стал богатым: Экономическое преобразование индустриального мира. Системы подотчётности в рамках системы Организации Объединённых Наций. Anthropological Studies in Accountability, Ethics and the Academy.

Power and rule in modern society. Selected interviews and other writings, — Studies in governmentality with two lectures by and an interview with Michel Foucault. University of Chicago Press. The incorporation of the hospital into modern technology. Crampton, Stuart Elden Eds. The Constitution of Society: Outline of the Theory of Structuration. Impersonal trust and professional authority: Accounting and the examination: A genealogy of disciplinary power.

An Introduction to Actor-Network-Theory. Accounting and power in religious institutions: The Commercial Revolution on the Middle Ages: Administering economic, social and personal life. A question of trust. Lessons from a postFoucauldian framework. Books to be practiced: Memory, the power of the visual, and the success of accounting. The rise of audit culture in higher education. Governmentality in accounting and accountability: A case study of embedding sustainability in a supply chain.

The Handbook of Evolutionary Economic Geography. The tyranny of light. Discourse, governmentality and European integration. Accounting and the Rise of Capitalism: Further Notes on a Theme by Sombart. Камкия Сочинский институт Российского университета дружбы народов Аннотация: В статье рассматривается генезис проблемы политического контекста на основе изучения предпосылок и причин, актуализировавших данную проблему в политической науке —х гг.

Раскрывается недостаточность модернистского подхода в исследовании политического поведения, который не позволил понять множественность способов политического мышления и действия.

Автор утверждает, что сравнительная политология за счёт выдвижения контекста на первый план стала более адекватной для решения проблем развития демократии и политической теории.

They may be able of give you the very best options and have the ability to identify the complete problems of your plumbing and in addition in lots of areas where the plumbing can be engaged.

Какая должна быть первая фраза для знакомства

They may be even able to install and service water pipes that are in difficult to realize areas as many small business buildings can get a little crawl space below the building. In the home building the plumber accounts for deciding the ideal site for those pipes and for setting up the piping systems. Make sure that everyone in your household knows the way to switch off the major water supply, or knows the best way to contact someone who can.

The sea-cock and bilge pumps are the solitary most essential elements of plumbing equipment to enter excellent working order. Preventing a rupture will be a lot less expensive and messy when compared to a burst tube which will require expert plumbing repair.

In the event of the burst pipe or another water-related crisis, you should pull the plug on the water to stop flooding soon, structural damage, also a sky-high water bill. Blocked drains are among the most common plumbing issue. Perhaps You are concerned about the expense to secure a plumber to your property. You may often have to seek advice from plumbing contractors for your house improvements. If you want to enhance the plumbing system of your home or building, you have to know the various pipe materials that are usually used.

A plumber will discover the foundation of the problem and make the appropriate repair.